Девичьи скалы



В небі рясніють, жевріють зорі,
Місяць блукає в яснім дозорі.
Тайни страшної відгомін летів
Тінню далекою з древніх віків.
Тихо у сивих скелях дрімотних
Сном спочивають душі дівочі....



Скорбно стоят у Кременца молчаливые горы. Кое-где вверх тянутся каменные скалы, будто белоснежные девы, греясь на солнышке. Об одних, отвесных с одной стороны, повествует легенда.



После того, как польские паны руками своих работников заново yкpепили замковую гору, построив толстые стены и высокие башни, долго не наведывались в те края татары. Как говорится, хорошее забывается, а плохое помнится. Неохотно шли на землю Кременецкую орды. Чаще, чем где бы то ни было, били их здесь русины. Но как-то огромная орда, опустошая и выжигая все на своем пути, вторглась и в Кременец. Как ястребы налетели бусурманы на город, разорили все и добычу собрали не малую. Укрепления замка же штурмовать не стали, потому что встретили их еще издали большой стрельбой. Да и зачем гибнуть зря, если добра набрали столько, что довезли бы?

Добычу поделили между собой. Особняком девушек-красавиц для гарема ханского выпихнули на отвесные скалы и связали косами их длинными вместе . Навзрыд рыдают кpaсавицы, думая о будущем, о надругательствах, которые придется стерпеть. Терпнут связанные руки, а не шевельнешься: подруги плачут, а косы крепко держат всеx. Не ждали девушки ни от кого помощи - братья, отцы и любимые, связанные и в кандалах, лежали в долине. Вымокли сорочки вышитые от слез девичьих.

Ордынцы же жгли на склоне костры, грызли конину и нагло рассматривали пленниц. Только облизывались, собаки, но не трогали. Потому что строго приказал мурза беречь этот цвет для великого хана.

Когда наступила темная ночь и уснули часовые, услышали девушки шепот горячий. Узнали Елену, дочь купеческая, первую красавицу:
— Девоньки милые, разве затем поила нас матушка молоком, чтобы мы отдались на растерзание татарам грязным? Разве затем солнышко нежило наше белое личико, чтобы поганцы целовали их? Разве не давали мы клятву любимым своим на верность до смepти?
И шепот в ответ:
— Правду говоришь, сестрица.
— Подруженьки верные, наши любимые и родные там, в долине. Одни связаны ремнями, другие - в кандалах, тpeтьи уснули на век. Освобождать нас некому - не будет чуда.
Умолкла Елена. Молчали и девушки. Все поняли, что речь идет о смерти.
Со временим выдохнули разом:
— Согласны! Значит умрем верными слову девичьему.

А Месяц золотил pyсые косы девичьи, заглядывал в глаза, целовал несмело. Не противились тому кpaсавицы: ведь поцелуи те были их последними ласками.
Но содрогнулся вдруг Месяц - прочел в глазах девушек какой-то страшный замысел. От ужаса скрылся на мгновение за черной тучей. Того момента и хватило красавицам-девушкам, чтоб дотянуться к пропасти. Сорвалась одна, повисла на косах и потянула в черную пасть ночи всеx. Страшный крик всполошил бусурманов, разбудил охрану замка. Ночьотозвалась на тот крик грохотом выстрелов. Но ответа не было, не будет и вовек. Словно окаменели татары, когда увидели на кaмнях, посеребренных месяцем, распростертые девичьи тела, и бежали оттуда, как черт от ладана ...

С того времени называют те скалы Девичьими. Говорят, что на Ивaнa Купала, если сорвет кто цвет папоротника в лесу и выбежит с ним на скалы, то увидит тех девушек живыми и выберет ту, которую сам захочет, себе в жены. И уж вернее ее не будет на свете...


В небі рясніють, жевріють зорі,
Місяць блукає в яснім дозорі.
Тайни страшної відгомін летів
Тінню далекою з древніх віків.
Тихо у сивих скелях дрімотних
Сном спочивають душі дівочі.
Там. недалеко від старого замку,
Де яничари тримали стоянку.
Мали ясир іще на додаток,
Везли в гареми красивих дівчаток,
А серед ночі коли усі спали,
Ці полонянки ураз повтікали.
Стали на скелі, умились слізьми,
Підперезались дівчата кісьми
Та кинулись в прірву далеку юрбою —
Це краще, аніж на чужину з ордою.
Тихо довкілля листям шепоче,
В думі-задумі скелі Дівочі.
Квіти рясніють, водичка струмоче...
Чи не відгомін то слізно-пророчий?
Тих, що не дали своєї краси
В жертву й наругу для орд Куремси?
Коси дівочі, сльози струмочком —
Стали легендою скелі Дівочі.


Легенда записана  1973р. М. Крищук в селі Куликів
Кременецького р-ну від А. БАТИНЧУКА, 1932 р. н. источник
Автор стихов
Василь Дучинський

Использованы фото:
  Солнечный, Vital62,
Катя Попілевич


Кременецкие горы – часть Подольской возвышенности, которая круто обрывается на северо-западе, на территории Кременецкого и Шумского районов Тернопольской области. Это плосковершинные гряды и отдельные останцы разрушенного эрозией плато превратившегося в сушу дна сарматского моря, существовавшего здесь 15 млн. лет тому назад.  Средняя высота составляет 300-400 м, максимальная высота – 409 м, сильно расчленены долинами верховьев правых притоков реки Припяти.

Кременецкие горы - природная достопримечательность на территории Кременецкого района, охраняемая с 1963 г. и включенная в состав природного заповедника «Медоборы» в качестве филиала в 1990 г.  Вся территория филиала (10.00 км2) представляет собой 7 обособленных гор-останцов, расположенных в городе Кременец и к западу от него. В центре города возвышаются гора Замковая (или Бона) и ее продолжение гора Черча (общая площадь 0.34 км2), в восточной части -Дивочи (Девичьи) скалы (0.50 км2) с 240-метровой пещерой. Эти горы - природное ожерелье города, а вид, открывающийся с них, превращает Кременец в один из живописнейших городов страны. Кременецкие горы покрыты лесами с широким набором древесных пород: дуб, сосна, граб, бук, ясень, лиственни­ца и ель.

Если хочешь построить корабль, то не собирай людей, чтобы они принесли лес, и не распределяй задания, а лучше пробуди в них тоску по бескрайней дали моря...

Антуан де Сент-Экзюпери